Лена Иерусалимская (lenay) wrote,
Лена Иерусалимская
lenay

Categories:
Месяц назад Ротем вместе с одноклассниками ездила в Польшу. Поездка, как вы понимаете, была посвящена не Польше, а тому миру, который существовал там на протяжении нескольких столетий, а потом был уничтожен за несколько лет. Так что впечатлений о самой Польше, безо всякой связи с "еврейскими" местами у Ротем практически нет. Ну когда они в первый день из аэропорта по Варшаве ехали , то ей показалось, что "это очень похоже на Россию" (надо сказать, что в России Ротем видела только Петербург с пригородами). Как я понимаю, современные постройки действительно чем-то схожи. Да в Кракове они немного погуляли по старому городу возле центральной площади, но там ей почему-то всё показалось "слишком серым". Погода, думаю, повлияла.
А все остальные места, виденные ими, так или иначе связаны с еврейской историей, поэтому и воспринимались через призму событий этой истории.

Вообще программа этой поездки очень тяжелая. Только от чтения названий мурашки по коже: Треблинка, Майданек, Освенцим... Я немного расскажу о том, где они были и что видели – кое-что и для меня было новым.


Ножицкая синагога в Варшаве, остатки гетто, Умшлагплац в Варшаве – место, где евреев сажали в вагоны и отправляли в Треблинку ("Как они могут спокойно ходить по этой площади? Нет, я всё понимаю, но это так странно"), дом Януша Корчака.

Тыкоцин – город, где до войны проживало порядка 2500 евреев. В местной синагоге отрывки из молитв и псалмы были написаны прямо на стенах – я о таком не слышала раньше.




Синагога сейчас восстановлена, но молиться в ней некому: практически все местные евреи были буквально за два дня уничтожены в соседнем Лопуховском лесу. Так что о них действительно могут рассказать только стены.


Сейчас лес как лес, а тогда, говорят, земля там шевелилась....

Треблинка. Я не знала, что этот лагерь был исключительно лагерем уничтожения, там даже бараков не было, только газовые камеры. Ничего не осталось (и правильно), только на месте железной дороги лежат каменные шпалы.






Майданек. Тут люди умудрялись как-то жить... Две вещи поразили больше всего: близость к городу (да, тогда город был дальше, но всё равно) и то, что печи изготавливала компания, которая производила печи для пекарен...




Кельце – город, где уже после войны в погроме было убито около пятидесяти человек. Всё происходило по стандартной схеме кровавого навета: пропавший ребенок, который затем нашелся и рассказал, что его поймали и удерживали евреи. Не знаю, действительно ли за этим стоял кто-то или это просто была выдумка ребенка, который хотел избежать наказания. В любом случае, был погром, после чего большинство из тех евреев, которые еще оставались в Польше, уехали.



Меня больше всего потряс номер на памятной доске: выжить в лагере и погибнуть от рук тех, кто, вроде бы, был с тобой по одну сторону... И даже имени не осталось...

Освенцим-Биркенау. Тут все слова излишни. Расскажу только кое-что о Ротем. На нее огромное впечатление произвел рассказ о докторе Менгеле. Особенно учитывая обстановку и то, что они встретились с кем-то из уцелевших после его опытов. Узнав, что его так и не поймали, она принялась подсчитывать, не может ли он до сих пор быть в живых. Вместе мы пришли к выводу, что в любом случае он сейчас очень-очень старый и неопасный. Но она всё же проверила еще в нескольких источниках и на днях сообщила мне, что все сходятся во мнении, что он уже умер.

А еще они встречались с местными праведниками народов мира, ездили в рощу, посвященную им, были еще в нескольких синагогах (про одну она мне рассказала очень интересную хасидскую притчу), встречались с польскими школьниками...


Раньше у меня были сомнения, стоит ли разрешать ребенку ехать в такую поездку. Теперь у меня сомнений нет - это очень важная поездка (при условии правильной организации, разумеется).
Tags: Польша
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments