Лена Иерусалимская (lenay) wrote,
Лена Иерусалимская
lenay

Category:
  • Mood:
Решила сделать себе подарок на день рождения Ротем и записать то, что происходило в этот день пятнадцать лет назад (и то, что я еще помню из этого).

Последний раз со своим гинекологом я встретилась незадолго до назначенного срока родов (1 апреля). После осмотра он сказал, что все в порядке, и теперь он ждет меня через шесть недель после родов. Ни вам направлению на монитор, ничего. Но дело было давно, я была молодая, глупая и неопытная, и решила, что так и надо. Занималась своими делами (это как раз был канун Песаха), считала движения и ждала родов. В ночь с шестого на седьмое апреля я проснулась и поняла, что наконец-то дождалась.
Мужа будить в четыре часа утра мне было жалко, так что я перекусила мацой с шоколадом (это был первый день холамоед), проверила сумку, что-то почитала... Около семи мужа я все-таки разбудила и мы поехали рожать - в больницу "Кирия". Дорогу туда мы предусмотрительно разведали заранее, да и дело было еще до пробок, так что доехали мы, к счастью, быстро (к счастью - потому, что сидеть в машине мне было жутко неудобно)
Приехали мы в больницу около восьми утра, дошли до приемного покоя, отдали все бумажки и стали ждать. Я - осмотра, а муж - меня. Женщину, которую осматривали как раз передо мной, отправили погулять, сказав, что раскрытие у нее еще слишком маленькое. Перепуганная такой же участью, я взобралась на кровать и приготовилась к осмотру. Как быстро выяснилось, боялась я зря - раскрытие было уже шесть сантиметров, с таким гулять не отправляют.

Дальше все завертелось быстро (помните, что дело было пятнадцать лет назад, я была еще молодая, глупая и неопытная?) Медсестра меня быстренько побрила, сделала клизму и отправила дальше ждать - еще какой-то записи и родильной палаты. Сколько я ждала я уже не помню (клизма вместе со схватками - это веселые ощущения, время бежит быстро), но в итоге я попала в родильную палату, и вскоре туда пришел муж. Одно из самых моих ярких воспоминаний, оставшихся после тех родов - лицо мужа на фоне стены... стена, мне помнится, была менее белой. Еще одно воспоминание - влажные салфетки, точнее, их запах. На курсах подготовки к родам нам говорили, что этими салфетками очень хорошо протирать лицо. Возможно, что это действительно так, у меня их запах вызвал настолько неприятные ощущения, что я потом много лет вообще никакими влажными салфетками пользоваться не могла.

На родах были две акушерки. Точнее, акушерка (Лиза) и ее помошница-ученица (Гомер). Лиза проверила мое раскрытие (восемь сантиметров!), поставила мне капельницу (после этих родов я вышла с синяками на руках - один от капельницы, другой - от анализа крови), подключила монитор (а он не стал работать, упс)... Короче, обычные роды, ничего интересного. Хотя дело было пятнадцать лет назад, мне разрешили сидеть почти до самого момента родов, правда, порезали, несмотря на мои слабые возражения. Ротем родилась около часа дня, весом 3070, ее почти сразу же положили мне на живот и вот лежит этот маленький комочек, сосет грудь, а я пытаюсь понять, что это теперь - мое.

Потом Ротем увезли, мужа прогнали, меня зашили, подержали немного в коридоре (не помню, почему) и отвезли в палату. Палата была такая уютная... на восемь человек. Правда, тогда это не воспринималось мной как "ужас-ужас", а вот попробовал бы кто-нибудь меня сейчас в такую палату загнать!
Не помню, какими были приемные часы, но помню, что свекор и братья мужа пришли довольно скоро после родов, и мои родители тоже. Моя мама, кстати, до сих пор на меня сердится за то, что я не позвонила ей, когда поехала в больницу. А я ведь не со зла, я просто дома ее уже не застала, а позвонить на работу не подумала, все равно ведь она еще до туда не доехала (а сотовых тогда не было, помните?). Ротем им всем показывали через стекло, а на то время, что детей привозили для кормления, всех родственников выгоняли из палат.
Первый день в роддоме был еще куда ни шло, а вот на второй день началось веселье: молоко пришло в количестве, достаточном для двоих-троих, а у Ротем не получалось хорошо взять грудь. В довершение ко всему уровень билирубина у нее был слишком высокий, так что в итоге меня выписали, а ее оставили еще на одну ночь. Но и это прошло, в конце концов ребенка нам отдали, и дальше началась совсем другая жизнь, которая и тянется уже пятнадцать лет.
Tags: роды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments