Лена Иерусалимская (lenay) wrote,
Лена Иерусалимская
lenay

Categories:

Письмо третье


Стоит лето 1941 г, и мои папа и мама решают вопрос о том, где я проведу лето: Орша, Киев, Житомир. К счастью для меня, остановились на том, что я буду отдыхать на даче с детским садом под Лугой: есть такой уютный город под Петербургом, и места там чудесные. До сих пор под Лугой очень много детских учереждений размещается летом.
А тут наступило 22 июня 1941 г, началась война.
Естественно, я тогда был маленький (приблизительно 4 года), так что все знаю из рассказов моей бабушки Розы, моей мамы и ее сестер Этель и Брохи.
Буквально за два дня до начала войны тетя Броха окончила медицинский институт и получила диплом врача, так что уже 22 июня она надела военную форму и уехала, как и многие ее сверстники и сверстницы, на фронт. Мой папа пошел в военкомат проситься в армию, но его не взяли, потому что он работал на военном заводе.
А война катилась по стране с запада на восток. Через две недели после начал войны гитлеровские войска были уже в Орше, а в августе пал Киев. О том, что чувствовали тогда люди, можно понять даже сейчас, глядя на карту страны со стрелами наступления гитлеровских войск.
Фронт двигался к Ленинграду, уже начали эвакуировать из города на восток людей и заводы, но дедушка Эля сказал, что мы из города никуда не уедем. Никто не верил, или не хотел верить, что гитлеровские войска подойдут к Ленинграду.
И вдруг как обвал: гитлеровские войска прорвали оборону наших войск, это было в августе, взяли Таллинн после тяжелых боев и с юго-запада пошли на Ленинград. В городе срочно стали формировать дивизии народного ополчения, добровольные формирования, в которые шли ленинградцы от 18 лет: рабочие, студенты, инженеры, врачи, профессора. Всего было 12 дивизий, приблизительно по 10 тысяч человек в каждой. Представляешь: самые образованные, самые лучшие ушли туда. Учили их самое большее неделю - и в бой. Почти все они легли в последующих боях по обороне города.
Мирное население в большинстве своем работало на оборону: фабрики, заводы, госпиталя. Но была мобилизация мирного населения на оборонные работы: на дальних подступах к городу, в районе Луги, строили противотанковые рвы и преграды, окопы, оборонительные сооружения. Это был так называемый "Лужский рубеж". Гитлеровские самолеты ожесточенно бомбили и укрепления, и работавших там ленинградцев. У одного моего одноклассника там погибла сестра, у другого - бабушка.
А гитлеровские войска рвались вперед, с тяжелыми боями взяли Псков и приближались к Луге.
Как рассказывала мне моя мама, с завода папиного, как и с других предприятий, где дети отдыхали под Лугой, была послана группа женщин, в том числе и моя мама, чтобы вывезти детей в город.
Луга горела, когда нас привезли на вокзал. Не было свободных вагонов, но военные, красноармейцы и командиры, освободили от грузов несколько товарных вагонов, куда и определили всех детей и взрослых, что были на вокзале. Вечная им память и спасибо за спасеные наши жизни.
"Лужский рубеж", по существу, был последним крупным рубежом обороны на подступах к Ленинграду. И отступающие части, и дивизии народного ополчения, и военные училища - все там стояли на смерть. Конечно, слаб человек - были люди, которые не выдерживали этого ада, но большинство билось.
В 1957 г, через 12 лет после окончания войны, когда я пришел служить на флот, у нас командиром был капитан второго ранга Воробьев Евгений Петрович. В 1941 г он был курсантом Высшего военно-морского училища, учился на 3 курсе. Он нам рассказывал, что после боев на лужском рубеже от их курсантской роты из 100 человек осталось три человека. Можешь себе представить ожесточение этих боев.
Под Лугой воевала и бригада, в которй служила моя тетя Броха. В этих боях она получила медаль "За Отвагу": она вынесла с поля боя двенадцать раненых бойцов с их оружием.
И таких девушек среди врачей и медсестер было много.
Уже ушли на фронт папины братья Барух и Израиль, папа по-прежнему работал на заводе и, как рассказывала мама, очень редко приходил домой.
Из города эвакуировали музеи, заводы, но город жил и даже не помышлял о том, что с ним может произойти.
А гитлеровские войска уже прорывались на ближние подступы к городу: Петродворец, Гатчина, Пушкин и Павловск.
В конце августа гитлеровские войска перерезали нитку железной дороги, связывающей Ленинград со всей страной с юга, а с севера финские войска вышли к реке Сестра.
Началась блокада Ленинграда.
8 сентября гитлеровская авиация впервые бомбила город.
Впереди были 900 страшных и героических дней, но об этом еще никто не подозревал.
Tags: история семьи, папины письма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments