Лена Иерусалимская (lenay) wrote,
Лена Иерусалимская
lenay

Еще одно папино письмо


Твой вопрос - рассказать тебе все, что я знаю о войне, очень сильно поставил меня в тупик.
Практически все, что я знаю о войне, я знаю от своих ордных; от их и моих знакомы, прошедших войну, и, конечно, из книг и музеев.
Очень многое я узнал во время моей службы на Северном флоте, так как в это время служило еще очень много людей, прощедших Великую Отечественную войну.
все, что я знаю, говорит о величайшем мужестве, доблести и силе духа советских людей, а вместе с тем я узнал о таких глубинах низости и подлости, которые сравнимы с описанными Данте в его "Аду".
В госпиталях и больницах города лежало очень много больных и раненых. Их надо было кормить, для чего в больницы и госпиталя привозили продукты. В некоторых из этих организаций люди, которым было доверено хранение и распределение продуктов, воровали их. Не для себя, не для еды, как ты, может быть, подумала, а для продажи голодающим леннинградцам. Причем продавали не за деньги, а за сохранившиеся вещи и изделия из серебра, золота, картины, фарфор и другие ценности. Другие подлые люди ходили по квартирам умерших или тяжело больных и выносили из квартир все, что представляло какую-нибудь ценность. Таких людей, особенно воровавших продукты, ловили, судили и расстреливали.
Попроси маму отрезать тебе кусок хлеба весом в 125 гр, и ты поймешь, сколько весила жизнь ребенка, старика, учителя и др. рабочие получали хлеба в два раза больше в день. И практически больше ничего.
А в это время крестьяне на оккупированной территории собирали ре немногие продукты, которые у них были, и партизанским обозом по лесам и болотам ленинградской области везли в наш город на санях. Везли, прорываясь с боями, через позиции гитлеровских войск, погибая в боях, но прорвались и доставили продукты в Ленинград, где они были отправлены в больницы, госпиталя, школы и детские сады.
А теперь вернемся на другой берег Ладожского озера. Всех эвакуированных погрузили в вагоны и повезли вглубь страны.
И вот мы очутились в г. Кемерово. Нам дали комнату, и мы все - бабушка, моя мама, старшая мамина сестра тетя Таня (Этель) и я - стали жить без звуков сирен воздушной тревоги, разрывов бомб и снарядов. Самое главное: в доме было тепло (мы топили печку углем), было электричество, вода и канализация. Почти идиллия.
Мама пошла работать на завод, тетя Таня - в сбербанк, я - в детский сад, а бабушка Роза вела хозяйство.
Tags: история семьи, папины письма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments