January 24th, 2017

mama

Продолжая тему русского языка

Старший мальчик работает в магазине. В этом же здании находятся кабинеты различных врачей. На прошлой неделе к одному из них - кожнику - пришел дедушка лет восьмидесяти, не говорящий на иврите. Секретарша попробовала было сказать ему , что врач не может его принять без сопровождения кого-либо, кто может переводить, но дедушка разбушевался. Тогда секретарша отправилась за помощью... правильно, в магазин, поскольку знала, что там работают русскоязычные. Так Алон выступил в роли медицинского переводчика. Дедушка, кстати, сказал ему, что он понимает иврит, только не говорит.

А младший мальчик на прошлой неделе тоже переводил, только в больнице: помог какой-то бабушке диктовать номер телефона. Вот казалось бы в больнице всегда русскоязычные есть среди персонала, ан нет.
mama

Антропологические наблюдения

Ездила вчера с Рахелей на слет детских струнных ансамблей. Часть ансамблей играли очень неплохо, ну и смотреть было занимательно.

Одна девочка-контрабасистка, лет, думаю, семнадцати-восемнадцати, вышла на сцену в белой майке. Именно майке, без рукавов, воротника... смотрелось интересно, особенно учитывая черный лифчик под белой майкой. Видимо, так она воплотила в жизнь требование "белый верх, черный низ".

Другой ансамбль в одном из произведений поставил солисткой девочку лет семи-восьми. У солистки на голове был огромный белый бант, действительно огромный, особенно относительно ее размеров (думаю, вы можете угадать, откуда родители девочки).

Наши тоже нацепили бантики-бабочки разных цветов: кто на шею, кто на косу. Но небольшие, думаю, что их и не особо заметно было (ага, свое бревно, да).