January 19th, 2015

mama

И что это было?

Одним солнечным отпускным днем мы решили сделать перерыв в катании на лыжах и подняться на смотровую площадку – осмотреть окрестности с высоты в 2800 метров.
Поднялись, смотрим, мерзнем, фотографируем. Другие – четверо молодых испанцев, одна местная пара и еще одна русская пара – заняты тем же самым. Испанцы попросили австрийцев их сфотографировать, а я подошла к русским. Вообще-то я хотела испанцев попросить, но муж меня к русским подтолкнул: мужчина как раз закончил свою спутницу в разных позах снимать.
Подошла я, значит, к русскому товарищу и спрашиваю:
- Не могли бы вы нас сфотографировать?
Тут у него лицо прямо на глазах меняется, непонятное такое выражение, но видно, что просьба моя ему неприятна.
- Извините, - говорю – если вы замерзли, то не нужно нас фотографировать, спасибо.
А он мне в ответ:
- Мне не холодно, у меня другие соображения.
Ну что на такое скажешь? Я еще раз извинилась, еще раз поблагодарила и отошла. А через минуту ко мне спутница этого мужчины подошла и предложила нас сфотографировать. Аж три раза сфотографировала, видимо, неудобно ей за него стало.

Любопытно мне очень: какие у него соображение были? Надо было спросить, жаль, не догадалась.
mama

После обеда можно

В этом отпуске я попробовала очень вкусный коктейль: пиво и апероль. В баре, где я его пила, этот коктейль назвали Churchill.

А из отпуска я привезла очень вкусные шоколадные конфеты: трюфели фирмы Sarotti. Совершенно случайно купила их в супермаркете: искала что-то новое, что не встречалось мне раньше, особенно в Израиле. И нашла.

И еще привезла какой-то восьмидесятишестипроцентный шоколад детям. Но сама вряд ли буду пробовать, разве что маленький кубик.