April 5th, 2009

Rachel

(no subject)

Рахель очень любит слушать истории. Такие жизненные и незатейливые: про девочку, которая не хотела мыться, про другую девочку, к которой пришел каприз, про девочку, которая дралась... Казалось бы, чего проще - расскзывать всякую ерунду? Ан нет: нужно все время помнить, как эта история была рассказана в прошлый раз. Точнее, нужно знать, как Рахель запомнила прошлый рассказ. В последнее время я пытаюсь использовать следующий трюк: задаю Рахеле вопросы, чтобы она сама мне рассказывала сюжет.
Вот на днях едем мы в садик. Рахель хочет отстегнуть ремень. Естественно, я не разрешаю расстегивать ремень, пока машина не остановилась. Поскольку это не первый такой случай, то история "про девочку, которая не хотела ехать пристегнутой" у нас уже была. Но в этот раз Рахеле захотелось чего-то нового.
- Мама, расскажи мне сказку про мальчика, который в машине не пристегивался.
- Ну... Однажды мальчик ехал в машине и захотел отстегнуть ремень. Мама ему не разрешала, но он все равно ремень отстегнул.
- A дальше что было?
- Не знаю... что было?
- Дверь открылась, и он упал. И через него переехала другая машина. И он так лежал и не двигался.
- Какая грустная история!
- Нет, она не грустная, она даже немножко веселая.

Рахель играет во что-то и напевает. Мотив незнакомый, зато среди слов разбираю "Йохевед" и "шлах эт ами" ("отпусти народ мой"). После короткой беседы выясняется, что ребенок знает, кто такая Йохевед - мама Моше. Вспомнив пост janka, интересуюсь у Рахели, как звали папу Моше. И что вы думаете? Рахель знала и это. Надо сказать, что в нашей семье на этот вопрос правильно ответили только Рахель и Эран - возможно, это такое знание, которое забывается после определенного возраста (ну как умение понимать язык животных забывается после того, как прорежутся зубы)?
mama

(no subject)

В четверг нашла в почтовом ящике извещение о том, что бандероль с книгой, заказанной в израильском интернет-магазине, можно будет забрать в почтовом отделении с восьми утра пятницы. В одиннадцать часов мы с Рахелей были на почте. Служащая посмотрела на бланк, проверил ачто-то на полках и сказала следующее: " Вашей бандероли нет, у водителя была свадьба и поэтому он привез не все. Забрать можно будет в понедельник". Как говорит в таких случаях мой муж: "Мы что, живем в трущобах?" (на иврите он употребляет слово מעברה) Я, конечно, очень рада за водителя, но думаю, что жалобу все же написать стоит.

У сети городских библиотек Герцелии теперь есть свой сайт. Такой весь из себя современный, с "событиями в библиотеке" бегущей строкой... Ну а то, что там не написали о том, что библиотека сегодня весь день закрыта из-за какой-то экскурсии - так это мелочи, правда? Ну сходили дети зря (двадцать минут в один конец), зато прогулялись...

И уже не про наш город.
Несколько раз я заказывала билеты на спектакли театра "Гешер" через их сайт. Судя по тому, что рекламные буклеты театра приходят ко мне в трех экземплярах, делала я это как минимум три раза: на имя Лены Иерусалимской, на имя Иерусалимской Лены и на то же самое имя, только уже на английском. Забирая билеты из кассы в свое последнее посещение театра, я поинтересовалась, почему театр не хочетсократить почтовые расходы, а также внести свою лепту в охрану окружающей среды. Вразумительного ответа я не получила, мне было сказано что-то о компьютере (то ли данные там, то ли, наоборот, их там нет). Я понимаю, конечно, что внести данные в компьютер (если они не там) - задача очень сложная, а проблема "не присылать несколько буклетов по одному и тому же адресу" - вообще не имеет простого решения, но все же это как-то слишком даже для гуманитарного коллектива, каковым является театр.
mama

Плавильный котел, или все смешалось...

Ротем и Алон зашли в какой-то тель-авивский магазин и увидели там продавца по имени Алекс. Продавец говорил с сильным русским акцентом, причем каждым вторым словом у него было "ахи" (дословно: "мой брат", на сленге - что-то вроде "браток", "братан"). У детей это вызвало явный когнитивный диссонанс.

Сегодня лекцию по C++ нам читал (очень интересно, кстати) профессор по фамилии hАлахми. У него тоже был явный русский акцент. Сочетание фамилии, первой буквы которой даже нет в русском алфавите, и русского акцента вызвало когнитивный диссонанс у меня.