January 12th, 2009

mama

(no subject)

Младший брат мужа уже вторую неделю в армии. Не в Газе, но рядом. Отцу он вообще не рассказал, что его призвали. Муж свекру звонит, чтобы к нам позвать, а тот говорит, что спросит у младшего сына, они всегда к нам парой ходят. Так и не пришел, кстати, хотя и узнал, что младший в армии. От Рахели дедушке за это попало. Она позвонила ему и строго спросила: "Почему ты не пришел ко мне домой?" Средний брат тоже в армии со вчерашнего дня.

Ночью я проснулась от кашля Рахели. Муж тоже проснулся - но не от кашля, а от шума самолетов. На мой вопрос: "А что, тебе самолеты спать мешают? Мне так они не мешают", - ответил, что это сейчас они мне не мешают, а вот когда мои сыновья будут в армии... И ведь он прав, скорее всего. Но пока у меня еще есть несколько лет в запасе, так что я заснула под шум самолетов, а проснулась от того, что Ротем уронила какие-то игрушки, доставая мат для утренней зарядки. Она теперь по утрам делает зарядку и бегает, но это не потому, что она в какую-нибудь военную часть готовится, а потому, что ее учительница балета разрешила ей сдавать какой-то особый экзамен, которые принимают учителя из Лондона. Надеюсь, что они до нас доедут.

Ротем теперь сама несколько раз в неделю ездит в Тель-Авив на поезде. Вчера делилась со мной впечатлениями: "Знаешь, как по туннелю до перрона идти страшно? Там с одной стороны висит Барак, а с другой - Ливни. Огромные, с пола до потолка. И смотрят на тебя. Страшные такие, некрасивые... Эта Ливни, наверное, манекенщицей хотела быть..."

На работе особых дискуссий на политические темы нет, а вот у мужа вчера за обедом один сотрудник так долго развивал идеи о скором мире с Сирией, а также о том, какой чудесный был бы мир, если бы в нем осталась только одна религия, что начальник поинтересовался у него, не съел ли он чего-то не того (маленькая деталь: начальник - отец этого сотрудника).